Стрижки скинхед - Aromelle.ru

Стрижки скинхед

Стрижки скинхед

Скинхед (от англ. skinhead – бритая голова) – особое направление в моде, возникшее благодаря появлению одноименной субкультуры в среде лондонской молодежи из рабочего класса в 60-х годах ХХ века и распространившаяся затем по всему миру. Тесно связана с музыкальными стилями, такими как ска, реггей и стрит-панк (иначе Oi!). Некоторые из представителей данной субкультуры выросли из среды модов, другие испытали на себе значительное влияние вест-индских руд-боев.

Изначально данное движение славилось своей аполитичностью и было сконцентрировано лишь на моде, музыке и определенном образе жизни. Однако с течением времени некоторые из скинхедов втянулись в политику и примкнули к разным крайним направлениям, как левым, так и правым, в результате чего от оставшихся верными своим идеалам традиционных скинхедов отделились неонацистские и анархистские движения.

В конце 50-х годов ХХ века Великобританию охватил настоящий экономический бум, который, несмотря на все существующие ограничения, существенно повысил уровень доходов молодежи из среды рабочего класса. Некоторые из молодых людей предпочитали тратить все свои деньги на новую одежду, за что получили прозвище – моды. Их субкультура характеризовалась особой приверженностью к моде, музыке и скутерам. Именно моды, точнее их ответвление, так называемые hard mods, стали первыми носить рабочие или армейские ботинки, прямые джинсы или брюки ста-прест, рубашки на пуговицах и подтяжки. В отличие от своих более «утонченных» собратьев эти моды с особой гордостью подчеркивали свою принадлежность к рабочему классу, стригли волосы намного короче и были не прочь подраться. Хард моды окончательно переросли в отдельное движение приблизительно к 1968 году и примерно тогда же получили новое прозвище – скинхеды.

Скинхеды все еще сохранили в себе некоторые черты прежних модов, однако большое влияние на них оказал стиль руд-боев – выходцев с Ямайки, обосновавшихся в Англии. Вместе с манерой поведения и некоторыми особенностями стиля скинхеды позаимствовали у них любовь к ска, рокстеди и раннему реггей. Последний был настолько популярен в этой среде, что продавцы даже стали добавлять к слову реггей приставку «скинхед», дабы увеличить продажи пластинок.

Окончательно субкультура скинхедов сформировалась к 1969 году. К этому времени скинхеды стали настолько популярны, что группа Slade даже взяла их внешний вид в качестве примера для своего сценического образа. Еще большей популярности скинхедам придали романы Ричарда Аллена (Richard Allen) «Skinhead» и «Skinhead Escapes», в которых было достаточное количество сексуальных сцен и драк.

Однако уже к началу 70-х годов былая популярность скинхедов стала идти на спад. Многие из представителей данного направления перешли в другие группы и стали называть себя по-новому: suedeheads, smoothies или bootboys. В моду вернулись прежние тенденции, характерные когда-то для модов, такие как броги, мокасины, костюмы, слаксы и свитеры.

В конце 70-х годов субкультура скинхедов воскресла вновь, благодаря появившемуся течению панков. Примерно в то же время впервые за всю историю существования данной субкультуры некоторые группы скинхедов оказались замешанными в политику, причем стали придерживаться крайне правых направлений вроде Национального фронта (National Front) и Британского движения (British Movement).

С 1979 года количество скинхедов увеличилось в разы. Одним из самых любимых занятий этих молодых людей стали драки на футбольных матчах. Однако, несмотря на это, среди них все еще были те, кто ориентировался на прежний стиль. Так или иначе, подобное поведение привлекло к себе широкое внимание прессы. Скинхеды, как когда-то в свое время тедди-бои и моды стали новой угрозой обществу.

В конечном счете, субкультура скинхедов вышла далеко за пределы Британии и континентальной Европы, появившись в Австралии и США, но уже со своей местной спецификой.

Традиционные скинхеды принимают за основу стиль оригинальной субкультуры, возникшей в 60-х годах ХХ века.

Движение Oi!-скинхедов подверглось большому влиянию панк-культуры 70-х, поэтому их внешний вид несколько отличается. Обычно у них более короткие волосы, более высокая обувь и более узкие джинсы. Татуировки в среде скинхедов стали популярны как минимум с момента «возрождения» движения в 70-х. В 1980-х годах в Великобритании вы могли бы встретить скинхедов с татуировками даже на лбу или лице, хотя ныне эта практика распространена уже не так сильно. Американские скинхеды предпочитали придерживаться стиля хардкор, и в этом одна из их территориальных особенностей.

Большинство скинхедов подстригало свои волосы бритвой с насадкой №2 (иногда №3). Таким образом, прическа получалась короткой и аккуратной, но голова не казалась абсолютно лысой. Однако с течением времени длина волос становилась все меньше и меньше, и к 80-м годам некоторые представители сбривали свои волосы «подчистую». В среде скинхедов обычно не принято носить усы и бороду, но чрезвычайно популярны бакенбарды, за которыми всегда тщательно ухаживали.

Что же касается девушек, то в 60-е годы большинство из них продолжало придерживаться стиля модов, однако, начиная с 80-х, особенно популярной становится стрижка Челси, когда волосы на макушке совсем коротко сбривались, оставляя длинной заднюю часть, виски и челку. Некоторые девушки предпочитали более панковский вариант, оставляя длинными только челку и виски.

  • Одежда и аксессуары

Прежде всего, скинхеды всегда славились своими рубашками на пуговицах, с короткими или длинными рукавами, а также футболками-поло. Любимыми марками являются бренды Ben Sherman, Fred Perry, Brutus, Warrior или Jaytex. Кроме того, популярными являются рубашки Lonsdale или Everlast, рубашки с пристегнутыми на пуговицы воротниками, свитеры с V-образным вырезом или такие же

безрукавки, а также кардиганы и футболки. Некоторые скинхеды, ориентирующиеся на Oi! или хардкор-сцену носили простые белые рубашки. Особенно этот стиль был распространен в Северной Америке. Наиболее популярными куртками считались харрингтоны, бомберы, джинсовые куртки (обычно голубые, иногда украшались светлыми пятнами при помощи отбеливателя), данки-джекетсы, пальто-кромби, парки и многое другое. Традиционные скинхеды иногда носили костюмы, сделанные из специальной ткани (сияющего материала, напоминающего махер, цвет которого переливался в зависимости от угла и света).

Многие из скинхедов предпочитали брюки ста-прест или джинсы, в основном марок Levi’s, Lee или Wrangler. Обычно штанины закатывались вверх, чтобы подчеркнуть красоту высоких ботинок или открыть носки, если на ногах в то время были надеты мокасины или броги. Иногда джинсы также украшались пятнами от отбеливателя. Особенно этот стиль был популярен в среде Oi! скинхедов.

Девушки носили примерно все то же самое, а кроме того мини-юбки, чулки в сетку или короткие юбочные костюмы, с рукавами длиной ¾.

Большинство скинхедов носило подтяжки, шириной не более одного дюйма. Более широкие подтяжки могут ассоциироваться с ультраправым неофашистским крылом скинхедов White power. Традиционно подтяжки скрещиваются на спине, однако некоторые Oi! ориентированные скинхеды не делают этого. Традиционные скинхеды носят черные или белые подтяжки, иногда они украшены вертикальными полосами. Зачастую за счет цвета этого аксессуара скинхеды определяют группу, к которой относит себя его владелец.

Наиболее распространенными головными уборами среди скинхедов были: трилби, порк-пай хэт, фетровые шляпы, кепи, шерстяные зимние шапки (без кисточки). Менее распространенным вариантом являлись котелки. Главным образом их предпочитали сьюдхеды и поклонники культового фильма «Заводной апельсин».

Традиционные скинхеды также часто носили шелковый платок в нагрудном кармане своего пальто-кромби или в кармашке костюма из любимого переливающегося материала. Зачастую данный кусок ткани выбирался в контрастном цвете. Иногда его наматывали на небольшую картонку, чтобы тот со стороны выглядел как аккуратно сложенный носовой платок. В среде скинхедов было принято выбирать цвета, соответствующие их любимому футбольному клубу. Иногда вокруг шеи, запястья или петли пояса обматывали шерстяные или шелковые шарфы с символикой любимой команды.

Некоторые сьюдхеды носили зонты-трости, из-за чего получили еще одно прозвище бролли-бойз (от англ. brolly — зонтик).

Первоначально скинхеды носили простые военные ботинки из армейских запасов. Позднее в этой среде стали популярны рабочие ботинки марки Dr. Martens, особенно вишневого цвета. Их скинхеды

начищали до блеска и всегда следили за тем, чтобы любимая обувь выглядела опрятно. Кроме этого, скинхеды носили броги, мокасины и низкие ботинки Dr. Martens. В течение 60-х годов ХХ века особую популярность приобрели высокие ботинки Dr. Martens со стальными мысами, спрятанными под кожей, которые оказались весьма уместными в уличных драках. В последние годы скинхеды переключились на другие марки обуви, такие как Solovair или Tredair, поскольку Dr. Martens перестали производить в Англии. Постепенно в моду у скинхедов вошла спортивная обувь марок Adidas или Gola, в которой удобно было посещать футбольные матчи.

Девушки обычно носили ту же самую обувь, что и юноши, и кроме этого, так называемые манки-бутс. Избранным брендом для этой модели издавна считалась марка Grafters, однако сегодня такие же ботинки делают Dr. Martens и Solovair.

Какое-то время скинхеды предпочитали носить ботинки, окрашенные в цвета их любимого клуба, однако с течением времени цвет обуви, так же как и подтяжек, стал нести символическое значение.

Субкультура: Скинхеды

Брайтон, 1980 год, фото: Ian Berry

Сегодня скинхеды — субкультура националистов. Ирония в том, что в далекие 1960-е цветное население Англии во многом сформировало вкусы и атрибутику будущих неофашистов, а война велась на совершенно ином фронте. Изначально скинхеды, представители пролетариата, противопоставляли себя модам, лощеной молодежи зажиточного среднего класса. Зато дружили с руд-боями — молодыми эмигрантами с Ямайки, которая в то время страдала от безработицы. Переселенцы с острова естественно ринулись в бывшую метрополию на заработки. И, казалось бы, волна миграции должна была вызвать всплеск агрессивности со стороны коренного населения, но руд-бои и скинхеды сдружились на почве общей социальной изолированности, к тому же работали они зачастую на одних и тех же фабриках. То есть первоначально конфликт существовал не в расовой, а в экономической плоскости. Юные скинхеды переняли у руд-боев основные элементы внешнего вида и музыкальные вкусы. Кумиром стал, например, Дезмонд Декер, популярный в то время исполнитель ска и регги, а позже и небезызвестный Боб Марли. Причем широкое распространение исконно ямайских музыкальных мотивов во многом объясняется именно их популярностью среди скинхедов, сделавших регги и ска частью своей культуры.

Отрывок из книги «You’ll Never Be 16 Again» Питера Эверетта: «Вскоре нельзя было прийти на тусовку к черному парню и не застать там группу скинхедов. Но, на удивление, не было ни малейших разногласий на почве расовых и культурных различий. Белая и черная молодежь никогда не была так близка, как во времена зарождения движения скинхедов. Скинхеды копировали нашу походку, манеру одеваться, говорить, танцевать. Они общались с нашими девушками, курили нашу траву, ели нашу еду и покупали наши пластинки».

Типичный представитель руд-боев 1960-х

Как выглядели

Короткие стрижки

Четко разграничить стиль руд-боев и скинхедов 1960-х непросто, в те времена атрибуты обеих субкультур тесно переплетались. Моду на короткие стрижки, например, скинхеды переняли у своих ямайских друзей, но в такой прическе был и сугубо практический смысл. Отсутствие пышной шевелюры предохраняло от пыли, грязи и вшей, неизбежных в работе на фабриках, заводах и шахтах. Бриться наголо скинхеды начали только в 1970-х, а изначально носили короткий «ежик». Девушки иногда оставляли челку и прядки по бокам, затылок стригли коротко, как и парни. Такая стрижка отличала скинхедов и руд-боев от модов, предпочитавших длинные прически.

Подтяжки

Подтяжки – еще один неотъемлемый атрибут скинхедов, позаимствованный у руд-боев. Их ширина, как правило, не превышала двух с половиной сантиметров.

Джинсы

Примечательны не сами джинсы, а то, как скинхеды их носили: на талии (помогали подтяжки) и подвернутыми почти до середины лодыжки, чтобы не испачкать. Среди изготовителей в почете были Levi’s, Lee и Wrangler.

Армейские ботинки

Практически на всех фотографиях 1960-х скинхеды запечатлены в тяжелых армейских ботинках. Выбор пал именно на эту обувь не из-за того, что ею больнее бить, а потому что военная форма стоила дешево. По той же причине многие скинхеды предпочитали куртки и штаны камуфляжной расцветки. Ботинки Dr. Martens как наиболее правдоподобная имитация военной обуви стали популярны позже.

Фото: Gavin Watson

Рубашки и поло

Клетка, излюбленный принт всех англичан, использовалась многими брендами того времени. Среди скинхедов спросом пользовалась марка Ben Sherman. Поло, в свою очередь, впервые стали надевать не для игры в теннис. Классикой стал Fred Perry. По одной из версий, причина – в логотипе, лавровом венке, символизирующем победу еще со времен античности.

Лондон, 1979 год, фото: Chris Steele-Perkins

Кардиганы и свитеры с V-образным вырезом

Сейчас не увидишь скинхеда в кардигане или свитере с треугольным вырезом, однако, тридцать пять лет назад это было в порядке вещей.

Пальто crombie

Самой желанной вещью для скинхеда было пальто crombie. Пальто прямого силуэта с подплечниками и лацканами носили и моды, но в отличие от обеспеченной молодежи парни, трудящиеся на заводах, крайне редко могли позволить себе купить неношеную обновку. Манера носить тоже отличалась: скинхеды выглядели в crombie небрежно. Также распространены были джинсовки, бомберы, харрингтоны, спецовки, иногда парки и тренчи.

От бунтарей до неонацистов

Окончательно движение скинхедов оформилось в конце 1960-х. Тогда же о нем впервые начала писать пресса. В основном это были заметки о мелких потасовках: сначала о боях за территорию, в 1970-х – о футбольных драках. Но акцента на расовой принадлежности не было. Скинхеды били модов, тедди, хиппи, студентов, но не черных.

Трансформация в известный нам сегодня образ стартовала с первыми волнами азиатских мигрантов в 1970-х. Если африканское и ямайское население смогло адаптироваться, то выходцы из Индии и Пакистана любви среди уже «второй волны» скинхедов не снискали. Их культура была слишком далека от европейской, поэтому они в гораздо большей степени, нежели афроамериканцы, воспринимались, как чужаки. Движение скинхедов стало массовым, а на волне нелюбви к азиатскому населению еще и политически активным. Изменению образа мысли также способствовала британская националистическая партия «Национальный фронт». Во второй половине 1970-х она активно вербовала агрессивно настроенных скинхедов в свои ряды. В первый раз прозвучал лозунг «Сохраним Британию белой», музыкальная группа Skrewdriver, причислявшая себя к скинхедам, заявила о своих неонацистских взглядах на концерте «Рок против коммунизма», а в популярной британской передаче Donahuue show впервые скинхэда отождествили с расистом.

Бритоголовых парней в высоких ботинках, подвернутых джинсах, тонких подтяжках и застегнутых на все пуговицы поло окончательно стали ассоциировать с фашизмом и ксенофобией с приходом к власти Маргарет Тэтчер. В результате ее внутренней экономической политики массово закрывались шахты и фабрики, упразднялись целые отрасли экономики. Безработица возросла колоссально, что привело к ожесточенной борьбе за рабочие места. С этого момента берет начало движение НС-скинхедов (National Socialist skinheads), считавших, что эмигранты отнимают у них работу. В итоге нацистские настроения среди скинхедов одержали верх, а первоначальные принципы и идеалы были забыты.

Лондон, 1980 год, фото: Ian Berry

Несмотря на столь печальный конец, истинной толерантности по отношению к представителям других культур стоит учиться именно у «первой волны» скинхедов. Тем, кто в современном мире считается воплощением расовой нетерпимости, агрессии и экстремизма, в 1960-х не могла прийти в голову мысль ненавидеть кого-то за внешние отличия. Чего не скажешь об их последователях, да и о большинстве людей сегодня.

Лондон, 1987 год, фото: Derek Ridgers

Скинхеда обыскивает полицейский перед матчем Crystal Palace против Chelsea, Лондон, 1980 год, фото: Ian Berry

Матч Crystal Palace против Chelsea, Лондон, 1980 год, фото: Ian Berry

Молодая банда скинхедов у магазина одежды в восточном Лондоне, 1980 год, фото: Ian Berry

Фото: Gavin Watson

Фото: Gavin Watson

«Lagos Calling» – проект Клейтона Кьюбитта (Clayton Cubitt), в котором американский fashion-фотограф демонстрирует моду африканских скинхедов начала 1970-х годов

Мексиканские скинхеды, фото: Alvarez Montero

Читайте так же:  Проборы для коротких волос

Страх и ненависть во Владивостоке: судьба приморского скинхеда

ВЛАДИВОСТОК, 8 ноя — РИА Новости, Илья Горбунов. Зачеркнутая свастика, невеста из Китая и жизнь в постоянном страхе, что окружающие узнают о прошлом. Корреспондент РИА Новости в преддверии Международного дня против фашизма встретился с бывшим приморским скинхедом Антоном, чтобы узнать, как становятся «бритоголовыми», уходят от нацисткой идеологии и в итоге пытаются спасти от нее окружающих.

Ненавидь и бей

Антон изначально не собирался идти в скинхеды, просто не сильно любил иностранцев, но вмешались старшие друзья по двору. Как он говорит, именно их рассказы о том, что творят во Владивостоке нелегалы и как подставляют русских людей те же китайцы или корейцы, заставили его вначале задуматься о решении «расового вопроса», а потом и присоединиться к небольшой группке «скинов».

«Они постоянно во всех проблемах города обвиняли нерусских. И все выглядело в те годы как будто именно так, как они говорили. Ведь тогда китайцев во Владивостоке было очень много, и вели они себя нагло. Зайдешь на рынок, а там везде они, и возмущаются еще на тебя, если просто ходишь и ничего не покупаешь. Это бесило. А еще то, что они вечно плевали на улицах. Хотя, возможно, я просто смотрел на все с позиции своих четырнадцати лет и юношеского максимализма», — рассказывает Антон.

Впрочем, изначально ни на какие серьезные «мероприятия», как выражались старшие парни, его никто не брал. Просили Антона в основном что-нибудь украсть у торговцев на рынке или же разрисовать окно китайского ресторанчика краской из баллона.

Со временем разговоры о том, что иностранцев надо гнать из России, велись все чаще и чаще, при этом несли они в себе уже солидный идеологический подтекст.

«Я согласился, наверное, даже больше от страха быть выгнанным или показаться трусливым, чем от реального желания бороться за «русскую нацию». Той же ночью и пошли к китайским общагам в одном из далеко не самых элитных районов города. Подождали недалеко от входа и, когда пара студентов азиатского вида пошла в магазин, навалились на них всей толпой. Били минуть пять, не больше, а потом убежали», — вспоминает он.

Антон рассказывает, что один из старших очень внимательно следил за тем, чтобы новенький нанес хотя бы пару ударов. А уже перед самым окончанием избиения настойчиво потребовал, чтобы он бил ботинками только по голове.

«Они кричали мне, чтобы я бил сильней, и я бил. Меня просто опьяняла возможность безнаказанно избивать этих двух студентов, с которыми я один на один вряд ли бы сошелся. Но на следующий день появился страх, что за мной придут полицейские. В итоге целую неделю просидел дома и даже на звонки не отвечал. Когда мать спросила, в чем дело, просто прикинулся больным. Но никто за мной не пришел», — рассказал Антон.

От кого скрывается скинхед

Поняв, что наказания за избиение студентов не будет, Антон вошел во вкус. Уже через два месяца на его счету было более десятка побитых иностранцев. Товарищи быстро зауважали его за наглость и грубую силу. А еще за знания.

Антон рассказывает о том, что ему самому больше всего нравилось в национализме и фашизме даже не то, что пропагандировалась «великая русская нация», а то, что по идеологии все были сплоченными и дружными. И внутри нации не было ни убийств, ни насилия. Агрессия была направлена только на тех, кто против нее. Так ему, по крайней мере, казалось.

Преобразился юный националист не только внутренне, но и внешне. Вместо стрижки «шапочкой» — лысая голова. На ногах армейские берцы и черные джинсы с цепочками. Только на гордость скинхедов, куртку бомбер — английскую пилотскую куртку, которую носит большинство «бритоголовых», — денег у Антона не хватило, а украсть не смог. К тому же, в бомберах во Владивостоке старались особо не появляться: могло влететь от местных антифашистов.

«Антифа мы, если честно, побаивались. Если и лезли с ними драться, то только стенка на стенку или трое на одного. А так ребята вполне могли подкараулить «скина» где-нибудь в переулке и избить до полусмерти. Иногда и до смерти. Например, ходили слухи, что антифашисты в 1999 году грохнули парня в Уссурийске. Просто нож ему в горло воткнули среди бела дня. Ну а битыми временами ходили мы все. Хотя предпочитали скрываться от них», — рассказывает бывший скинхед.

Скрывались скинхеды и от полиции. Впрочем, как утверждает Антон, далеко не все. Те, кто ничем совсем уж криминальным не занимался, не бегали от милиции и даже хамили служителям закона. Зато те, кто участвовал в акциях, старались не только не дерзить, но и просто не попадаться на глаза людям в форме.

Зато Антона не раз ловили его собственные родители. Отец бил ремнем, а мать просто плакала, но перевоспитать сына им не удавалось.

«Мне было глубоко пофиг на их слова о том, что хорошо и что правильно. Они были бедными и не были для меня авторитетами. Впрочем, когда я наколол себе свастику на груди, то меня отец просто вышвырнул из дома, и месяц я жил у друзей. Потом мать попросила вернуться, и пришлось идти домой», — рассказывает Антон.

Извращенное насилие

Шел второй год пребывания Антона в небольшой группировке скинхедов. Между тем «мероприятия» группы становились все изощренней. Молодым и сильным парням с фашисткой «чушью» в голове хотелось все больше крови и насилия. Простые избиения им уже наскучили.

«Мы уже не просто били «нерусских», мы стали издеваться над ними. Например, ночью подходили к фургонам или контейнерам, где жили нелегалы, и подпирали дверь. А потом поджигали. И открывали дверцу, только когда температура внутри была под сотню. Также ловили азиатов и заставляли делать их непристойные вещи без штанов. Для нас это было нормой», — утверждает Антон.

«А раз один из наших принес с собой настоящий пистолет «Макаров». Где нашел, не говорил. Зато мы с помощью него заставили двух корейцев целоваться между собой, а потом раздели догола и потребовали ползти змейкой по мокрому, только после дождя асфальту. А в итоге просто помочились на них. И все стояли и смеялись. Мы были настоящими уродами», — рассказывает Антон.

При этом он отмечает, что именно после серии таких издевательств он впервые задумался о том, что делает вместе с остальными скинхедами.

«По ночам мне стали сниться кошмары о том, как меня пытают родственники тех, над кем я издевался. Как меня насилуют или просто перерезают горло. Спать стал очень мало. Но главное, я начал понимать, что национализма во всех этих издевательствах нет ни капли. Те же ребята, которые со мной били китайцев, могли выплескивать свою ярость и на русских парней. Им было решительно все равно», — объясняет Антон.

Шанс на исправление

Несмотря на сомнения, бросить банду Антон решил только через год, после страшного для него случая.

Он с друзьями поехал отдыхать в Хабаровск, где, изрядно напившись, они решили попугать местных «понаехавших». Попытка не удалась, парень грузинской внешности убегать от подростков не стал, а достал пистолет.

«И тут я понял, что меня будут убивать. Я шел на него первым, и поэтому пулю получил бы тоже первый. Друзья мои уже свалили, а я все смотрел прямо в дуло пистолета и не мог даже пошевелиться. А грузин не стал стрелять. Он тоже стоял и смотрел на меня, причем таким странным оценивающим взглядом. Потом заговорил», — рассказывает Антон.

«Он все говорил и говорил, а я только смотрел на пистолет в его руках и думал, когда же он меня пристрелит. Не пристрелил. Просто сел в машину и уехал, а я еще минут тридцать сидел на бордюре и рыдал. На следующий день со скинхедами я решил дружбу закончить. Очень жить хотелось. То, что в ту ночь мне дали еще один шанс на нормальную жизнь, я понял уже спустя много лет», — откровенно говорит об этом моменте Антон.

Преследование и любовь

Решение молодого человека в его окружении не оценили. Не оценили настолько, что он два месяца провел в краевой больнице с переломами и сотрясением мозга. Когда выписался и приехал домой к родителям, его уже ждали.

«Мои же бывшие товарищи встретили меня прямо в подъезде. И сразу вновь начали бить. Кричали, что закопают меня на ближайшем пустыре. Я понимал, что дело тут не в том, что я их бросил, а в том, что я могу рассказать кому-нибудь, как они себя вели и что делали. А это тюремные сроки, и причем немаленькие», — объясняет Антон.

Ему повезло, что на звуки драки выскочили соседи и прогнали избивавших его парней. Но, уходя, бывшие друзья пообещали убить Антона.

Недолго подумав, он решил просто сбежать. Уехал к бабушке, живущей в поселке Пограничный, где в течение нескольких лет работал грузчиком, доучивался в местной школе и очень много размышлял над своими поступками.

После школы он ушел в армию, связистом. Когда вернулся оттуда, национализм из головы ушел окончательно. Теперь Антон специально общался с китайскими торговцами и рабочими. Пытался понять, чем же они его так злили. Помогал им в каких-то небольших делах, чтобы искупить вину.

«И вот однажды торговец с рынка в поселке Пограничном пригласил меня к себе домой. Хотел в награду за работу накормить настоящими китайскими пельменями. Я вначале долго отказывался, но он как-то уговорил. И там, сидя за обеденным столом, я познакомился с его дочкой, которая была лишь на год старше меня. Не сильно красивая, но очень милая и добрая», — улыбается Антон.

Этот ужин стал для него судьбоносным. Они начали встречаться, а уже через год молодые люди решили жить вместе и поехали поступать в один из вузов в городе Уссурийске. Вступительные сдали оба. В это время Антон окончательно осознал, что нужно ему в жизни. А осознав, решил помочь и другим.

Помочь уйти

В первые же каникулы Антон приехал во Владивосток. К тому моменту большинство его бывших друзей из банды скинхедов уже или уехали, или сидели. Однако оставались еще ребята из менее агрессивных групп.

«Я не хотел стать героем и понимал последствия своих действий. Поэтому начал не со старших, а с тех, кто стал «скином» совсем недавно и еще не был наглым фанатиком. Подсаживался к таким в барах, угощал пивом. Знакомился в местах сходок. Рассказывал свою историю и показывал свою закрашенную татуировку. Почти ни на кого это не действовало. Они меня просто посылали», — рассказывает Антон.

Не стали общаться с ним и ребята из антифашистов. Никому из них не было дела до бывшего скинхеда. Но один парень все же посоветовал поискать единомышленников в интернете. Антон залез на один из приморских форумов, посвященных идеям нацизма, и попытался начать общаться с его посетителями.

В итоге через месяц он познакомился с таким же, как он, бывшим скинхедом боксером Степаном, вместе с которым они помогли уйти из одной из арсеньевских банд еще троим ребятам. Приводили им примеры бесчинств «скинов» или того, как быстро нацизм доводит до тюрьмы и могилы. Ходили с ребятами в церковь. Защищали от «соратников» из банд.

«Там таких отморозков, как во Владике или Уссурийске, не было, так что казалось поспокойней, но не слишком. Нам даже один раз пришлось драться со «старшеками», которые не хотели отпускать ребят из банды. Еле осилили, а любимая чуть не убила, когда увидела меня побитого. Но зато все получилось», — ухмыляется Антон.

Новое время

К 2007 году банды скинхедов во Владивостоке как-то неожиданно сами стали исчезать. Все реже в СМИ стали появляться заметки о разборках между ними и антифашистами, а националистические споры переместились с улиц города в просторы интернета.

«Не скажу, что знаю причины, по которым скинхеды исчезли с приморских улиц, но такая обстановка не может мне не нравиться. Главное, что молодые ребята переболели всей этой фигней и стали зачастую вполне законопослушными людьми. Впрочем, не все. Просто даже национализм стал каким-то более цивилизованным», — рассказывает Антон.

Именно в этом году Антон решил забыть все, что происходило в его жизни ранее. Их жизненные пути со Степаном разошлись, и помогать ребятам он стал исключительно советами по электронной почте.

«Я решил, что больше не стоит светиться со своим прошлым, потому что окончил университет и искал работу. С моим «послужным списком» я бы ее вряд ли нашел. Так что пришлось все бросить. Но в интернете я все так же по вечерам веду свой маленький бой со скинхедами. Рассказываю, какие они мрази, на собственном примере», — серьезно говорит Антон.

«Наверное, теперь я больше всего на свете боюсь не того, как будут смотреть на меня люди, но как они будут смотреть на мою семью, узнав, чем я занимался. Я понимаю, что был малолетним придурком, но ведь это не оправдывает того, что я делал. И, наверное, вряд ли оправдает, даже если я продолжу стараться исправить свои ошибки», — отмечает он.

Как я пыталась стать скинхедом. Часть четвертая

В первой части мы рассказали о том, кто такие готы (см. « КП » от 26 февраля), во второй части — эмо («КП» от 27 февраля). А в третьей части речь шла об R&B-шниках («КП» от 28 февраля). На этот раз наша Женя отправилась к скинхедам, которые называют себя патриотами России , боготворят Гитлера и люто ненавидят мигрантов.

А ты точно арийской внешности?

Со всех сторон все чаще звучат рассказы о лютых зверствах скинхедов. Вот они напали на дворника-таджика. Спустя месяц порезали «черных» студентов. Вот порешили приехавших в Москву жителей Киргизии . Эксперты, комментируя убийства, говорят об уличном терроре и фанатизме скинов. Но все только «по словам очевидцев». Субкультуру изучают по слухам — к «психам» никто не суется. Я решила попробовать и была очень удивлена, узнав, насколько жалки и малочисленны бритоголовые на самом деле. И какие неудачники наставляют их на пусть истинный.

Познакомиться со скинами легко, если ты кавказец. Если нет, то сложнее. Где искать? Места их сходок засекречены. В толпе не узнаешь. Дело в том, что последнее время боны (сокращенное от английского bonheads — «костяные головы ») перестали носить берцы (высокие ботинки на мощной подошве) и бомберы (черные куртки без воротников) — не хотят нервировать милицию. Лысая голова — не аргумент. Федор Бондарчук тоже вон лысый, а не скинхед. Говорят, что с бонами можно познакомиться, вступив в партию правого толка. Дескать, там их полно.

Выбрала русистов. Конечно, по агитматериалам. У них весь сайт завален фотографиями « белых героев». Это те «отморозки», которые сидят в тюрьме за убийства. Краем глаза пробежала идеологию. Лозунг партии: «Россия для белых!» Отделить к чертовой матери Дагестан , Чечню и т. д. Справа на сайте пульсирует номер телефона для новичков. Звоню. Отвечает лидер московской ячейки по кличке Половец.

— Ты арийской внешности? — первым делом интересуется партиец. — Евреи в роду были?

— Нет, — честно соврала я.

— Хорошо, — продолжает Половец. — Решение о твоем вступлении в партию может принимать только Вождь. Он сейчас в розыске, поэтому отсиживается в Питере — вдохновляет тамошних скинов. Как приедет — дам знать. А пока прочитай устав партии и обязательно «Азбуку». — И короткие гудки в трубке.

«Что за «Азбука» такая?» — думаю, открывая Интернет. Оказывается, это пособие для новичков: как должен вести себя настоящий скинхед. Написано все очень примитивно и доходчиво. Есть ответы на такие актуальные вопросы, как: «Почему мы презираем инородцев?» «Они занимают рабочие места, которые предназначены для белых», — пишет автор.

Читайте так же:  Короткие стрижки для широкого лица

«А неужели белые так уж мечтают работать дворниками?» — думаю, читая дальше.

«Они посягают на наших женщин, — бликует экран монитора. — Но самое худшее, что наши женщины производят от них расово неполноценных детей. Они рождаются на нашей земле и имеют наглость считать ее своей. Поэтому если «черный» хочет переспать с белым человеком, скинхед должен это предотвратить любым способом».

Знамя нацистов

Опальный Вождь перезвонил мне спустя неделю и назначил встречу в привокзальном фаст-фуде. Там проходят все партийные собрания.

Навстречу приподнялся блондинчик в очках. Одет в стиле 60-х: синий «морской» костюмчик, кепи и платок на шее.

— Добрый вечер! Я — Вождь! — запросто представился мужичок.

— Чем займемся? — спрашиваю. — Занятие у нас одно, — поправил очки предводитель. — Мы раскачиваем Россию. Потом грянет революция, мы придем к власти, и вот тут люди должны нас поддержать. Но теперь тяжелые времена — прорвать информационную блокаду трудно. Одна надежда на скинов: они — ходячая сенсация. Кстати, а чем ты можешь помочь партии? Что умеешь делать? — Вообще-то я пишу. рассказы, — отвечаю. — Отлично! — хлопнул в ладоши мужичок. — Тебя нам сам Бог послал! «Точ нее , редактор. » — думаю, теребя салфетку. — Мы, как люди искусства, друг друга поймем, — продолжает Вождь. — Я ведь тоже в прошлом кинорежиссер. «Творец» вспомнил, что в 90-е он снял отличный фильм. Но критики разнесли его в пух и прах. После этого мужик понял: искусство не его стихия, пора спасать Родину! — Но сейчас о другом, — продолжает Вождь. — Тебе надо написать бестселлер о скинах. Нужна новая революционная литература. Бритоголовый — кумир молодежи. А то в последнее время боны измельчали. Стали забывать традиции, которые мы для них придумали. Читала «Азбуку»? Это же наш однопартиец написал. Молодец! Мы должны простимулировать «белых воинов». Они наше знамя! Знамя, которое развевается на соседнем берегу. Лидерам партий скин-группировки не подчиняются. У этих групп (численностью 5 — 10 человек) только один кумир — вожак банды. Центрального органа управления нет. А значит, нет единого лидера, с которым нацисты могли бы вести переговоры. Поэтому им остается подбадривать бритоголовых на расстоянии. С Вождем мы общались долго — он вновь и вновь сокрушался на тему, что «скины измельчали». — Так это же хорошо, — думаю, топая домой. — Посмотрим, насколько. Завтра, по словам Вождя, у бонов концерт. Вот там мы на них и поглядим. «Ой, ой, ой! Я сегодня очень злой!» Притопала в клуб. Никакого фейс-контроля при входе нет, зайти может любой. Собственно, ничего странного в этом нет. Про концерт знают только «свои» и сочувствующие — действует сарафанное радио. К тому же именно на концертах и футбольных матчах (все скины — болельщики) боны и вербуют новичков. Бритоголовые подтягиваются группами по два-три человека. При входе выворачивают карманы наизнанку. Билет стоит 300 рублей, а для них это солидные деньги. Большинство скинов родом из рабочих семей, учатся в ПТУ — банковать не привыкли. Разоделись по случаю в пух и прах: берцы, бомберы. Выложив три сотни, захожу вслед за очередной группировкой. Попадаю в душный подвал. Воняет табаком, мочой и потом. Многие танцуют в респираторах. На сцене беснуется пьяный и патлатый мужик. Это Паук. Он же солист группы «Коррозия металла». — Ой, ой, ой! Я сегодня очень злой! — плюется в микрофон Паук. Народ на танцполе отвечает дружным воплем «Зиг хайль!». Руки взлетают вверх — характерное приветствие фашистов. Некоторые салютуют так истово, как будто случилось второе пришествие Гитлера. Отдыхают скины от трудов праведных с размахом: выпил, поблевал, подрался — и танцевать. В пьяном угаре то и дело вопят: — Слава России! Слава воинам белой расы! «И что вы себе отвоевали, «воины»? — думаю. — Этот вонючий подвал и дряхлого Паука?» Но, похоже, все довольны, в том числе и парочка вожаков у барной стойки. Два толстых кабана в фуражках глядят на молодняк по-отечески, но в то же время свысока. Особенно внимательно наблюдают за девчонками на танцполе. Там вовсю зажигает парочка «городских амазонок». Это представители женской скин-группировки (такая в столице одна). Девушки низкие и щуплые. Ярко накрашены, с короткой стрижкой. На ногах — берцы, на голове — бейсболка. Вид в целом неряшливый и дерзкий. — А кого могут нокаутировать такие малявки? — спрашиваю у Бурундука (бритоголовый, с которым я познакомилась в клубе). — Они убивают такую же мелочь, как и сами, — пожимает плечами парень. — Выбирают вьетнамок или китаянок. — И много убили? — Говорят, что много, — отхлебнул пива Бурундук. — Но, думаю, врут. Как позже выяснилось, группировка состоит из пяти девчонок. Две подруги стали встречаться с бритоголовыми и «уверовали». Кликнули своих одноклассниц наци-панков (тоже не любят мигрантов) и сколотили «банду». Кодекс чести неактуален Тем временем концерт закончился — бритые высыпали на улицу. Спешат к метро. Мы с Бурундуком и его друзьями топаем на остановку. Вдруг один из парней срывается с места и пулей летит к сугробу. Там лежит чье-то тело. — Брат! Ты чего, братишка? — причитает Изверг (так зовут парня). — Этот козел прыснул ему в глаза баллончиком и убежал во дворы, — спокойно рапортует девушка жертвы. — По-моему, антифа (см. «Кстати»). — Пацаны, за мной, будем мстить! — проорал уже на ходу Изверг, скрывшись в подворотне. Согласно кодексу чести скинов «правильным и достойным парням важно чтить и соблюдать законы мести». Но с места никто не двинулся. Мол, твой брат — ты и разбирайся (а парни действительно родственники). Минут через десять мститель вернулся. Он догнал обидчика, и тот его. покусал. Еще заехал в глаз. Изверг повалился на снег рядом с братом. Он подумал, что умирает. Решил всплакнуть напоследок. — Никто за мной не побежал! — лупит кулаком в снег Изверг, и видно, что он очень обижен. — Никто! А если бы он меня убил?! Нам нечего ему ответить. Тем временем тело в сугробе ожило. — Я ослеп! — стенает бедолага. — Дайте мне телефон! Алле, мама, нам с Артемом очень плохо — нас побили. Можно мы возьмем такси? Нет, уже трезвые. Заплатишь? Спасибо! «Что-то зверский образ рушится, — думаю, наблюдая за бедолагами. — Но, может, еще возьмут реванш?» Не взяли. Пока мы пили пиво с оставшимися в живых, рядом с нами притормозила компания: двое арабов и две белые девушки. Явно намечается смешение рас. Но скины даже ухом не повели. — Да хватит уже приключений! — озвучил общее настроение один из скинов. В итоге мы тихо-мирно разошлись по домам. Притопав домой, я тут же позвонила своему знакомому антифашисту Сергею. — Привет, — говорю. — Ты все знаешь про заклятых врагов. Они за вечер никого не тронули. Как же уличный террор, охота на мигрантов? — Большинство не охотится, — утверждает парень. — Могут по случаю напасть на бомжа («белый мусор») или на неформала. Но только если тот один и на пустынной улице. Короче, боны риска не любят. Однако есть в рядах скинов и так называемые «белые герои». Такие, например, как 18-летний студент Московского художественного училища прикладного искусства Артур Рыно, который недавно признался в совершении 37 убийств «расово неполноценных». «Героев» — процентов десять от общей массы (а всего скинов в Москве, по разным оценкам общественных организаций, не более тысячи). Вот эта сотня и выходит на охоту, планово и методично нападая на таджиков, киргизов и кавказцев. Они, так сказать, ядро движения. Остальные — глупые, нищие и серые мальчики. Но очень агрессивные. И очень трусливые. Они не будут нападать, если есть хоть малейший риск получить по голове или сесть за решетку. Звереют они только толпой. Например, когда возвращаются с футбольного матча (практически все — заядлые фанаты). Много пива, много эмоций. Что касается серьезных, заранее спланированных акций (таких, как взрыв на Черкизовском), то они случаются крайне редко — боны очень недисциплинированны. Вообще скинхед-движение напоминает этакий костер под дождем. Он шипит, коптит, иногда от него разлетаются искры в разные стороны. А идеологи пытаются это все выдать за очистительное пламя. При этом сами понимают, что движение мельчает и хиреет на глазах. СЛОВАРЬ И СИМВОЛЫ БОНОВ Карлан — молокосос, пионер движения. Акция — спланированное нападение на мигрантов. Стилы — высокие шнурованные ботинки на мощной платформе. Слэм — толкотня на концерте. Еще скины так называют свою манеру танца: они толкают друг друга локтями — создается иллюзия потасовки. 88 — Hail Hitler! Буква «h» — восьмая по счету в немецком алфавите, отсюда и такой «шифр». ЛИКБЕЗ «КП» Движение скинхедов (skin — «кожа», head — «голова», т. е. «бритоголовых») зародилось в Англии . Дело было в 60-х годах. Тогда скины, которые состояли из докеров и грузчиков, ни за что особо не боролись. Они просто ходили на футбол, пили пиво и слушали ска (музыка ямайских рабочих, завезенных британскими колонизаторами). Изначально ряды скинов наполовину состояли из цветных и выходцев с Ямайки . В 80-е в Великобритании наступил экономический кризис. Из бывших колоний тысячами поехали гастарбайтеры, особенно много было пакистанцев. Дешевая рабочая сила перенасытила рынок труда. Скинхеды впали в депрессию, а тут английская националистическая партия «Правый фронт» взяла их в оборот. Наци-скинов стали называть бонхедами или бонами. В России скины появились в 90-х. КСТАТИ Кто такие антифа? У нас слово «скинхед» автоматически ассоциируется с нацистом. На самом деле это только часть движения. Есть еще и так называемые антифа. Это тоже бритоголовые, но они проповедуют традиционные ценности движения: пиво, девки, драки и футбол. Они уважительно относятся к мигрантам. Считают, что их надо защищать, а националистов истреблять. Боны и антифа — заклятые враги. Драки между ними — обычное дело. КОМПЕТЕНТНО Приходит время диванных скинов Эксперт Московского бюро по правам человека Семен ЧАРНЫЙ: — Последние годы милиция перестала негласно поощрять бонов. Начались аресты, поток новобранцев стал понемногу иссякать. Но зато те, кто остался, стали более агрессивны. От реального уличного террора спасает то, что у них нет одного фюрера, который бы сделал их реальной силой. Сейчас в движении появилась новинка — так называемые диванные скины. Это те, кто забивает Интернет рассказами о том, как они убивали инородцев. Диванные — это люди, одержимые фобиями. Убить кого-то в реальности — страшно, а сочинять приятно. Именно они ведут упоительные дискуссии на форумах: как правильно расчленить и спрятать труп. Плохо в этой ситуации то, что какой-нибудь подросток примет эти россказни за чистую монету и возьмет в руки нож. КОММЕНТАРИЙ ПСИХОЛОГА С таким же успехом они могли быть панками Доктор медицинских наук, психиатр Вячеслав КРОВНИКОВ: — Я изучал эту субкультуру и могу сказать, что в нее вливается всего две категории детей. Во-первых, те, у кого в семье в почете националистические идеи. Сейчас многие москвичи возмущаются на кухне по поводу чурок-мигрантов. Но взрослые просто возмущаются, а у детей включается юношеский максимализм. Вторая категория скинов — дети, которые не уважают своих родителей, считают их неудачниками. Выйдя во двор, находят, по сути, замену отцу — взрослого парня, который рассказывает им, как надо жить. Собственно, если им первым на пути встретится футбольный фанат или панк, то они пойдут за ним. РОДИТЕЛЯМ НА ЗАМЕТКУ Если ваш ребенок — скинхед Наш корреспондент, пообщавшись с этими ребятами, делала пометки из серии «это могут — это никогда». И в итоге получился небольшой список того, чего стоит бояться родителям скинхеда, а чего — нет. Вот этого бойтесь. 1. Сядет в тюрьму. Может быть. Особо рьяных милиция зачастую задерживает по горячим следам. Также под горячую руку может попасть и вся группировка (за разжигание межнациональной вражды). 2. Покалечат. Даже если он не принимает участия в боевых действиях, его могут избить свои на концерте — там стычки не редкость. 3. Станет неуправляемым. Для скинов важна не столько семья, сколько нация. А рупоры этой нации — вожаки скингруппировок. То есть дети будут слушать их, а не вас. . а насчет этого не беспокойтесь 1. Навсегда останется скином. На самом деле бойтесь всего, кроме того, что ваш ребенок будет вечным скинхедом. Возраст бритоголовых редко превышает 20 лет. Потом львиная их часть уходит из движения, при этом оставаясь националистами-демагогами. ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА За бритоголовых взялись не с того конца На Западе бритые парни появились отнюдь не случайно — почти 30 лет назад тамошним властям нужно было срочно канализировать социальную и межрасовую напряженность в молодежной среде. Скин-движение подошло для этого как нельзя лучше. Аполитичные до конца 70-х годов скинхеды (их сейчас называют традами) стали быстро превращаться в националистов. В противовес им сразу же завелись скинхеды-антифашисты (SHARP — «скинхеды против расовых предрассудков») и скинхеды-коммунисты. Потом появились скинхеды-анархисты, скинхеды-геи(!). Дальше западные скины прилежно занялись своими внутренними разборками, и власти больше не беспокоили. В России все было по-другому. Скин-движение сразу же народилось правым и массовым, со всеми вытекающими — погромы на рынках, игры в «белые вагоны», кровища, убийства. Общество и органы яростно стали бороться с неофашизмом и победили. А где не победили — там загнали скинхедов в подполье, заставили затаиться, ходить «на шифре» — в «цивильной» одежде. Как результат, массовые акции превратились в «точечные удары по оккупантам». И никто не задумался о том, что появление этой субкультуры в России было всего лишь реакцией молодежи на проблемы общества: неконтролируемая миграция инокультурных граждан. Их зачастую вызывающее поведение. Этнические мафии, контролирующие мелкий и средний бизнес и не пускающие туда коренных жителей. Милиция, скупленная на корню диаспорами. Завоз наркотиков гражданами из азиатских республик СССР . Дети, которых насилуют гастарбайтеры. Все это есть и цветет пышным цветом. Нет только нарядных скинхедов, они выросли из своих подвернутых джинсов и окончательно превратились в «городских партизан», неразличимых в толпе. И продолжение следует, читайте милицейские сводки. Дмитрий СТЕШИН В заключительной части читайте о том, что стало с легендарными субкультурами времен Союза — «митьками», хиппи и люберами. ОНЛАЙН-КОНФЕРЕНЦИЯ: Журналист «КП» за неформалов ответит! Сериал корреспондента «КП» Евгении Супрычевой о молодежных неформальных субкультурах наделал много шума. Хотите пообщаться с журналисткой лично, поспорить и отстоять свою точку зрения? Жмите сюда!

— Чем займемся? — спрашиваю.

— Занятие у нас одно, — поправил очки предводитель. — Мы раскачиваем Россию. Потом грянет революция, мы придем к власти, и вот тут люди должны нас поддержать. Но теперь тяжелые времена — прорвать информационную блокаду трудно. Одна надежда на скинов: они — ходячая сенсация. Кстати, а чем ты можешь помочь партии? Что умеешь делать?

— Вообще-то я пишу. рассказы, — отвечаю.

— Отлично! — хлопнул в ладоши мужичок. — Тебя нам сам Бог послал!

«Точнее, редактор. » — думаю, теребя салфетку.

— Мы, как люди искусства, друг друга поймем, — продолжает Вождь. — Я ведь тоже в прошлом кинорежиссер.

«Творец» вспомнил, что в 90-е он снял отличный фильм. Но критики разнесли его в пух и прах. После этого мужик понял: искусство не его стихия, пора спасать Родину!

Читайте так же:  Прически невесток

— Но сейчас о другом, — продолжает Вождь. — Тебе надо написать бестселлер о скинах. Нужна новая революционная литература. Бритоголовый — кумир молодежи. А то в последнее время боны измельчали. Стали забывать традиции, которые мы для них придумали. Читала «Азбуку»? Это же наш однопартиец написал. Молодец! Мы должны простимулировать «белых воинов». Они наше знамя!

Знамя, которое развевается на соседнем берегу. Лидерам партий скин-группировки не подчиняются. У этих групп (численностью 5 — 10 человек) только один кумир — вожак банды. Центрального органа управления нет. А значит, нет единого лидера, с которым нацисты могли бы вести переговоры. Поэтому им остается подбадривать бритоголовых на расстоянии. С Вождем мы общались долго — он вновь и вновь сокрушался на тему, что «скины измельчали».

— Так это же хорошо, — думаю, топая домой. — Посмотрим, насколько.

Завтра, по словам Вождя, у бонов концерт. Вот там мы на них и поглядим.

«Ой, ой, ой! Я сегодня очень злой!»

Притопала в клуб. Никакого фейс-контроля при входе нет, зайти может любой. Собственно, ничего странного в этом нет. Про концерт знают только «свои» и сочувствующие — действует сарафанное радио. К тому же именно на концертах и футбольных матчах (все скины — болельщики) боны и вербуют новичков.

Бритоголовые подтягиваются группами по два-три человека. При входе выворачивают карманы наизнанку. Билет стоит 300 рублей, а для них это солидные деньги. Большинство скинов родом из рабочих семей, учатся в ПТУ — банковать не привыкли. Разоделись по случаю в пух и прах: берцы, бомберы. Выложив три сотни, захожу вслед за очередной группировкой. Попадаю в душный подвал. Воняет табаком, мочой и потом. Многие танцуют в респираторах. На сцене беснуется пьяный и патлатый мужик. Это Паук. Он же солист группы «Коррозия металла».

— Ой, ой, ой! Я сегодня очень злой! — плюется в микрофон Паук.

Народ на танцполе отвечает дружным воплем «Зиг хайль!». Руки взлетают вверх — характерное приветствие фашистов. Некоторые салютуют так истово, как будто случилось второе пришествие Гитлера. Отдыхают скины от трудов праведных с размахом: выпил, поблевал, подрался — и танцевать. В пьяном угаре то и дело вопят:

— Слава России! Слава воинам белой расы!

«И что вы себе отвоевали, «воины»? — думаю. — Этот вонючий подвал и дряхлого Паука?»

Но, похоже, все довольны, в том числе и парочка вожаков у барной стойки. Два толстых кабана в фуражках глядят на молодняк по-отечески, но в то же время свысока. Особенно внимательно наблюдают за девчонками на танцполе. Там вовсю зажигает парочка «городских амазонок». Это представители женской скин-группировки (такая в столице одна). Девушки низкие и щуплые. Ярко накрашены, с короткой стрижкой. На ногах — берцы, на голове — бейсболка. Вид в целом неряшливый и дерзкий.

— А кого могут нокаутировать такие малявки? — спрашиваю у Бурундука (бритоголовый, с которым я познакомилась в клубе).

— Они убивают такую же мелочь, как и сами, — пожимает плечами парень. — Выбирают вьетнамок или китаянок.

— Говорят, что много, — отхлебнул пива Бурундук. — Но, думаю, врут.

Как позже выяснилось, группировка состоит из пяти девчонок. Две подруги стали встречаться с бритоголовыми и «уверовали». Кликнули своих одноклассниц наци-панков (тоже не любят мигрантов) и сколотили «банду».

Кодекс чести неактуален

Тем временем концерт закончился — бритые высыпали на улицу. Спешат к метро. Мы с Бурундуком и его друзьями топаем на остановку. Вдруг один из парней срывается с места и пулей летит к сугробу. Там лежит чье-то тело.

— Брат! Ты чего, братишка? — причитает Изверг (так зовут парня).

— Этот козел прыснул ему в глаза баллончиком и убежал во дворы, — спокойно рапортует девушка жертвы. — По-моему, антифа (см. «Кстати»).

— Пацаны, за мной, будем мстить! — проорал уже на ходу Изверг, скрывшись в подворотне.

Согласно кодексу чести скинов «правильным и достойным парням важно чтить и соблюдать законы мести». Но с места никто не двинулся. Мол, твой брат — ты и разбирайся (а парни действительно родственники). Минут через десять мститель вернулся. Он догнал обидчика, и тот его. покусал. Еще заехал в глаз.

Изверг повалился на снег рядом с братом. Он подумал, что умирает. Решил всплакнуть напоследок.

— Никто за мной не побежал! — лупит кулаком в снег Изверг, и видно, что он очень обижен. — Никто! А если бы он меня убил?!

Нам нечего ему ответить. Тем временем тело в сугробе ожило.

— Я ослеп! — стенает бедолага. — Дайте мне телефон! Алле, мама, нам с Артемом очень плохо — нас побили. Можно мы возьмем такси? Нет, уже трезвые. Заплатишь? Спасибо!

«Что-то зверский образ рушится, — думаю, наблюдая за бедолагами. — Но, может, еще возьмут реванш?»

Не взяли. Пока мы пили пиво с оставшимися в живых, рядом с нами притормозила компания: двое арабов и две белые девушки. Явно намечается смешение рас. Но скины даже ухом не повели.

— Да хватит уже приключений! — озвучил общее настроение один из скинов.

В итоге мы тихо-мирно разошлись по домам. Притопав домой, я тут же позвонила своему знакомому антифашисту Сергею.

— Привет, — говорю. — Ты все знаешь про заклятых врагов. Они за вечер никого не тронули. Как же уличный террор, охота на мигрантов?

— Большинство не охотится, — утверждает парень. — Могут по случаю напасть на бомжа («белый мусор») или на неформала. Но только если тот один и на пустынной улице. Короче, боны риска не любят.

Однако есть в рядах скинов и так называемые «белые герои». Такие, например, как 18-летний студент Московского художественного училища прикладного искусства Артур Рыно, который недавно признался в совершении 37 убийств «расово неполноценных». «Героев» — процентов десять от общей массы (а всего скинов в Москве, по разным оценкам общественных организаций, не более тысячи). Вот эта сотня и выходит на охоту, планово и методично нападая на таджиков, киргизов и кавказцев. Они, так сказать, ядро движения. Остальные — глупые, нищие и серые мальчики. Но очень агрессивные. И очень трусливые. Они не будут нападать, если есть хоть малейший риск получить по голове или сесть за решетку. Звереют они только толпой. Например, когда возвращаются с футбольного матча (практически все — заядлые фанаты). Много пива, много эмоций. Что касается серьезных, заранее спланированных акций (таких, как взрыв на Черкизовском), то они случаются крайне редко — боны очень недисциплинированны. Вообще скинхед-движение напоминает этакий костер под дождем. Он шипит, коптит, иногда от него разлетаются искры в разные стороны. А идеологи пытаются это все выдать за очистительное пламя. При этом сами понимают, что движение мельчает и хиреет на глазах.

СЛОВАРЬ И СИМВОЛЫ БОНОВ

Карлан — молокосос, пионер движения.

Акция — спланированное нападение на мигрантов.

Стилы — высокие шнурованные ботинки на мощной платформе.

Слэм — толкотня на концерте. Еще скины так называют свою манеру танца: они толкают друг друга локтями — создается иллюзия потасовки.

88 — Hail Hitler! Буква «h» — восьмая по счету в немецком алфавите, отсюда и такой «шифр».

ЛИКБЕЗ «КП»

Движение скинхедов (skin — «кожа», head — «голова», т. е. «бритоголовых») зародилось в Англии. Дело было в 60-х годах. Тогда скины, которые состояли из докеров и грузчиков, ни за что особо не боролись. Они просто ходили на футбол, пили пиво и слушали ска (музыка ямайских рабочих, завезенных британскими колонизаторами). Изначально ряды скинов наполовину состояли из цветных и выходцев с Ямайки.

В 80-е в Великобритании наступил экономический кризис. Из бывших колоний тысячами поехали гастарбайтеры, особенно много было пакистанцев. Дешевая рабочая сила перенасытила рынок труда. Скинхеды впали в депрессию, а тут английская националистическая партия «Правый фронт» взяла их в оборот. Наци-скинов стали называть бонхедами или бонами. В России скины появились в 90-х.

КСТАТИ

Кто такие антифа?

У нас слово «скинхед» автоматически ассоциируется с нацистом. На самом деле это только часть движения. Есть еще и так называемые антифа. Это тоже бритоголовые, но они проповедуют традиционные ценности движения: пиво, девки, драки и футбол. Они уважительно относятся к мигрантам. Считают, что их надо защищать, а националистов истреблять. Боны и антифа — заклятые враги. Драки между ними — обычное дело.

КОМПЕТЕНТНО

Приходит время диванных скинов

Эксперт Московского бюро по правам человека Семен ЧАРНЫЙ:

— Последние годы милиция перестала негласно поощрять бонов. Начались аресты, поток новобранцев стал понемногу иссякать. Но зато те, кто остался, стали более агрессивны. От реального уличного террора спасает то, что у них нет одного фюрера, который бы сделал их реальной силой. Сейчас в движении появилась новинка — так называемые диванные скины. Это те, кто забивает Интернет рассказами о том, как они убивали инородцев. Диванные — это люди, одержимые фобиями. Убить кого-то в реальности — страшно, а сочинять приятно. Именно они ведут упоительные дискуссии на форумах: как правильно расчленить и спрятать труп. Плохо в этой ситуации то, что какой-нибудь подросток примет эти россказни за чистую монету и возьмет в руки нож.

КОММЕНТАРИЙ ПСИХОЛОГА

С таким же успехом они могли быть панками

Доктор медицинских наук, психиатр Вячеслав КРОВНИКОВ:

— Я изучал эту субкультуру и могу сказать, что в нее вливается всего две категории детей. Во-первых, те, у кого в семье в почете националистические идеи. Сейчас многие москвичи возмущаются на кухне по поводу чурок-мигрантов. Но взрослые просто возмущаются, а у детей включается юношеский максимализм.

Вторая категория скинов — дети, которые не уважают своих родителей, считают их неудачниками. Выйдя во двор, находят, по сути, замену отцу — взрослого парня, который рассказывает им, как надо жить. Собственно, если им первым на пути встретится футбольный фанат или панк, то они пойдут за ним.

РОДИТЕЛЯМ НА ЗАМЕТКУ

Если ваш ребенок — скинхед

Наш корреспондент, пообщавшись с этими ребятами, делала пометки из серии «это могут — это никогда». И в итоге получился небольшой список того, чего стоит бояться родителям скинхеда, а чего — нет.

Вот этого бойтесь.

1. Сядет в тюрьму. Может быть. Особо рьяных милиция зачастую задерживает по горячим следам. Также под горячую руку может попасть и вся группировка (за разжигание межнациональной вражды).

2. Покалечат. Даже если он не принимает участия в боевых действиях, его могут избить свои на концерте — там стычки не редкость.

3. Станет неуправляемым. Для скинов важна не столько семья, сколько нация. А рупоры этой нации — вожаки скингруппировок. То есть дети будут слушать их, а не вас.

. а насчет этого не беспокойтесь

1. Навсегда останется скином. На самом деле бойтесь всего, кроме того, что ваш ребенок будет вечным скинхедом. Возраст бритоголовых редко превышает 20 лет. Потом львиная их часть уходит из движения, при этом оставаясь националистами-демагогами.

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

За бритоголовых взялись не с того конца

На Западе бритые парни появились отнюдь не случайно — почти 30 лет назад тамошним властям нужно было срочно канализировать социальную и межрасовую напряженность в молодежной среде. Скин-движение подошло для этого как нельзя лучше. Аполитичные до конца 70-х годов скинхеды (их сейчас называют традами) стали быстро превращаться в националистов. В противовес им сразу же завелись скинхеды-антифашисты (SHARP — «скинхеды против расовых предрассудков») и скинхеды-коммунисты. Потом появились скинхеды-анархисты, скинхеды-геи(!). Дальше западные скины прилежно занялись своими внутренними разборками, и власти больше не беспокоили. В России все было по-другому. Скин-движение сразу же народилось правым и массовым, со всеми вытекающими — погромы на рынках, игры в «белые вагоны», кровища, убийства. Общество и органы яростно стали бороться с неофашизмом и победили. А где не победили — там загнали скинхедов в подполье, заставили затаиться, ходить «на шифре» — в «цивильной» одежде. Как результат, массовые акции превратились в «точечные удары по оккупантам». И никто не задумался о том, что появление этой субкультуры в России было всего лишь реакцией молодежи на проблемы общества: неконтролируемая миграция инокультурных граждан. Их зачастую вызывающее поведение. Этнические мафии, контролирующие мелкий и средний бизнес и не пускающие туда коренных жителей. Милиция, скупленная на корню диаспорами. Завоз наркотиков гражданами из азиатских республик СССР. Дети, которых насилуют гастарбайтеры. Все это есть и цветет пышным цветом. Нет только нарядных скинхедов, они выросли из своих подвернутых джинсов и окончательно превратились в «городских партизан», неразличимых в толпе. И продолжение следует, читайте милицейские сводки.

Дмитрий СТЕШИН

В заключительной части читайте о том, что стало с легендарными субкультурами времен Союза — «митьками», хиппи и люберами.

ОНЛАЙН-КОНФЕРЕНЦИЯ: Журналист «КП» за неформалов ответит!

Сериал корреспондента «КП» Евгении Супрычевой о молодежных неформальных субкультурах наделал много шума. Хотите пообщаться с журналисткой лично, поспорить и отстоять свою точку зрения? Жмите сюда!

Сериал корреспондента «КП» Евгении Супрычевой о молодежных неформальных субкультурах наделал много шума. Хотите пообщаться с журналисткой лично, поспорить и отстоять свою точку зрения? Жмите сюда!

Сериал корреспондента «КП» Евгении Супрычевой о молодежных неформальных субкультурах наделал много шума.

Хотите пообщаться с журналисткой лично, поспорить и отстоять свою точку зрения? Жмите сюда!

Читайте также

WiFi в метро без рекламы для абонентов Tele2

Tele2 запускает новый тарифный план «Везде онлайн» для московских клиентов

Клиенты Tele2 смогут бесплатно посещать МАММ весь год

Московский оператор и «Мультимедиа Арт Музей, Москва» (МАММ) продлили соглашение о стратегическом партнерстве, которое предполагает новые проекты оператора с модным столичным музеем и эксклюзивные условия посещения для абонентов

Мобильные тусовщики определили самые популярные места новогодней Москвы

Tele2 на основе технологий big data проанализировала активность абонентов в самых популярных местах новогодней столицы. Самыми посещаемыми стали ВДНХ, Охотный ряд, Красная площадь, Тверская улица и район Старого Арбата

«Иволга»: с заботой о людях

В России создан городской электропоезд, вобравший в себя все лучшие мировые технологии и дизайнерские решения

МЕДСИ дарит подарки!

Получите 5 консультаций по цене 1

Отправляйся в виртуальное путешествие по железной дороге будущего!

Рассказываем. какой будет первая российская высокоскоростная магистраль «Москва-Казань»: новые поезда и вокзалы, развитие территорий и инженерные решения

Зимние травмы: виды, профилактика и первая помощь

Зима – это не только холод и долгий отдых от работы, но и классические уличные аттракционы: санки, снежки и походы на каток всей семьей

Другие правила в HR с Tele2

Оператор выступит партнером ежегодной премии «HR-бренд», учрежденной группой компаний HeadHunter

МЧС предупредило о снегопаде и гололеде в Москве

Как ожидается, неблагоприятные погодные условия сохранятся до утра понедельника

Пройди тест и узнай какой ты водитель

Проверить знания правил безопасного вождения поможет онлайн-тестирование

«Тотальный экзамен»: узнай какой ты водитель, и получи ценный приз

Проверить знания правил безопасного вождения поможет онлайн-тестирование

Какое масло нужно использовать зимой, а какое летом?

Разбираемся, как сделать правильный выбор

Как теперь нужно проезжать круговые перекрестки?

Кто же по новым правилам должен пропускать, а кто ехать?

Можно ли идти на обгон одновременно с другим автомобилем?

Многие водители идут на такой риск, думая, что все это разрешено правилами

Tele2 первой покрыла связью все «Сколково»

Теперь связь и высокоскоростной интернет доступны на всей территории инновационного парка площадью свыше 400 Га и более 500 тыс. кв. м помещений

Сдай «Тотальный экзамен»

С 28 ноября по 5 декабря проверь свои знания тонкостей безопасного поведения на дороге, набери наибольшее количество баллов и выиграй один из 200 призов от TOTAL

Возрастная категория сайта 18+

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Aromelle.ru
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: